Я родилась в талантливой семье,
И, как «талант», скажу вам без упрека:
Уж если из народа ты – относишься к свинье,
А мы все львы, и власть дана от Бога…

«Талантливые семьи, талантливые люди».
Народ, молись им – они ведут тебя.
И как вампирам на огромном блюде,
Народ, – талантам дай сожрать себя.

Мой брат – талантливая глыба,
От Бога он рулит страной,
На пике он страны распила,
Миллиардер он голубой.

Он все законы Божьи знает,
Он Богу тапки подает.
С таким талантом, я не знаю,
Сам Богом станет – не соврет.

И женушка его – «уся в талантах»,
Душа искусств, творец идей.
Ну не всегда она понятна
Не только мне, но и себе.

И папа наш так был талантлив,
Он всей семье талант привил.
Ведь все зека в стране талантов
С его портретом пели гимн.

А я талант в любовь вложила,
В корсеты, в рюшки, в дефиле,
В романы в радах и кабминах,
И просто так – на стороне…

Я наслаждаюсь жизнью пылко,
Ведь так талантливо, как я,
Никто не смог с обычной жилкой
Бабло б потратить на себя.

И трачу я бабло с талантом,
Какой не есть, а он весь мой.
И не завидуйте мне матом.
Иди, лошок, работай над собой!

Но, как бы ты здесь не работал,
Талантливым тебе не стать
Без «папика», и чтоб «по фене ботал».
Ты можешь только отсосать…

Ты оглянись, кругом, повсюду
Талантливые семьи уж везде,
Страна живет от сына к куму
От брата к зятю, ты-то где?

С казенным рылом, без «таланту»,
Хоть будешь «десять пядь во лбу»,
Пахать ты будешь беспрестанно,
И видели тебя в гробу.

У прокурора есть сынишка,
Малыш талантливый такой.
У депутатов есть детишки,
И все с умнейшей головой.

У судей, у министров даже,
И в СБУ, и в МВД,
У всех кормушек и на страже
Таланты просто прут везде.

Братья, сестры, кумовья,
Разные детишки,
Жены, полюбовницы, мужья,
Просто отсосишки –

Все талантливы они
О народе в мыслях,
Как украсть, что не смогли
Их же активисты.

А над ними всеми Бог
Со своей семьей.
Он талантливостью смог
Всех согнать к Межгорью.

И все ломятся туда,
Чтоб хоть грамм таланта
Отвалился им с утра
В домике гаранта.

Ну а весь он свой талант
Отдает детишкам:
Сашке с Витей пополам,
Остальным коврижки.

Славься, родина моя,
ты страна талантов!
Почему ж моя семья
в попе у гаранта?

Украина, где твои вилы?
Сколько будешь терпеть?
Сильных мира распилы –
Детей твоих смерть

Украина, где твои вилы?
Сколько будешь глядеть?
Как труд твой ворует
Властная плеть.

Что воры у власти
дать могут тебе?
Полкорочки хлеба
Украсть на столе?

За полкорочки душу продать
И свой труд,
Самому вором стать?
– они того ждут!

Украина, где твои вилы?
Как дети твои?
Жить будут в обмане
Все свои дни…

Уже шесть миллионов
лежат под столом,
Где воры пируют,
едят серебром.

По горло уж сыты
Брехнею властей,
Все дела их покрыты
Кровью твоей.

Украина, где твои вилы?
Где вера твоя?
Воры воров сменяют,
Ты же сводишь края…

Украина, опомнись,
Приди же в себя!
Славу предков вспомни,
Верни веру в себя.

Украина, где твои вилы?
Скажи ворам: нет!
Они уж у власти –
По тюрьмам их нет!

По зонам сидят сейчас
Только рабы,
Их рабскою силой
Готовят гробы.

Гробы для себя,
для тебя и меня.
Ворам деграданты
Нужнее дождя.

Чтоб знали работу
И в поте лица
Пахали без ропоту
На подлеца.

Украина, где твои вилы?
Где воля твоя?
Растоптана властью
Воров для раба.

Для раба
из тебя и меня,
Чтоб рабскою стала
Украина моя.

Чтоб дети твои,
и отцы, и деды
безропотно выли
прося лишь жратвы.

Чтоб жили
За мелкую плату в ярме
И не бузили,
Копаясь в дерьме.

Украина, где твои вилы?
Где честь дочерей?
Она на панели
За сотню зеленых рублей.

Ведь воры украли
Возможность им жить,
Учиться морали,
Желание творить.

Лишь тело оставили
Им на продажу,
Ведь догма одна:
«Без бабла нахер с пляжу».

Учиться нельзя –
Работай лишь телом,
Без взятки ворам
Лишь займись беспределом.

Украина, где твои вилы?
Какова твоей жизни мораль?
Прогнись перед вором –
Тогда получай!

Все остальное
лишь ложь и брехня,
Но у воров подрастает
своя ребятня.

И будут не воры уже,
А таланты.
Воры все в белом,
А мы деграданты.

И если есть мысль:
«Меня там не будет»,
Система воров
Тебя не забудет.

Украина, где твои вилы?
Вставай, просыпайся
От тяжкого гнета,
давай избавляйся!

Уж выими ты
вилы свои из груди
И вставь их ворам,
где должны быть они…

Ведь вся эта нечисть,
Какая у власти,
Напилась уж крови твоей, –
Так дай им ненастье.

Восстань, Украина!
Смети их с себя!
Для нас Украина –
Святая земля!

Как-то мрачною зимой, лихо на майдане
Перед грозною толпой выступали дяди:

Всех воров мы разобьем, банду мы разгоним!
И люстрацию начнем тех, кто был в фаворе.

Если честь кто запятнал, иль украл чего-то,
Только жесткий трибунал, или пшел с работы!

И у нас люстрация будет как кастрация!
Чтоб воровская фракция не трахала все нацию!

Естественно, что нации, в ее-то двадцать три
По нраву такая декларация, уж что ни говори…

Насильников и хамов от тела своего,
Прогнать была бы рада и жаждала того:

Чтоб воров, казнокрадов, откатчиков всех схем
Отправить в круги ада, избавиться совсем.

И о бюджетной близости могла лишь говорить
С тем, кто без алчной низости мог ее любить

Кто сделал бы прекрасней, умнее и светлей,
И чтоб не рвал на части от жадности своей.

С опасною оглядкой на прошлое свое,
Обманута кривлякой, как в юности ее.

Забыла как в тринадцать, с три пуда обещав,
«Шановні любі друзі» оттрахали в анал…

Потом же, пересравшись, они и кумовья –
Продали Украину в бардельчик для ворья.

Тогда еще, в четвертом, наивная была
Но, а сегодня, что же? Совсем уж нет ума?

Обманут ведь как прежде, вот повториться вновь,
И год две тысячи пятый ударит снова в бровь…

Конечно же, люстрация уже идет сейчас,
Но это не кастрация коррупции у нас
Скорее профанация, отжим на «свой-чужой»,
Немножечко ротация, сбор денег и разбой

В ней нету методичности, забудьте про закон,
Хождение наличности, единственный резон

Никак закон не примут, полгода уж прошло…
Да и законов нету, все больше лишь «фуфло»

И много разговоров про все и о войне
Нельзя вот так вот сходу, – чиновники в цене!

Акцент на коммунистах, агентах КГБ
И дедушках-чекистах, – сюрреализм везде…

Но надо же ведь как-то народу пар спустить?
Хоть Петю гедониста из Рады выносить

Давайте хоть кого-то, люстрировать начнем
А может и не надо, а может подождем?

Зимою вон за сотню людей в гробы снесли
А виноватых нету, все ищут кобели

Уж прокурор сменился, уж дерибан идет
А виноватых нету, а виноват народ?

Что суки все притихли? Люстрацию давай!
Всю свору властной гнили на свалку выгребай!

А то тасуют кадры и как ты не смотри
Уходят одни гады, – приходят упыри

Слабо, без сожаления, люстрировать сирот?
От зама управления до самых до высот…

Всех, от равных должности, за лет так двадцать три
И судей, депутатов, по «трудовой» пройти…

Не верю, что найдется, средь них хотя б один
Кто перед Богом скажет: я честен, господин!

Ты что! Нельзя! Опомнись! Рубить вот так с плеча
У нас война и помесь дефолта и срача.

Я вам скажу на это: За эти годы все
Лишь создана система коррупции везде

И все кто правил ею – лишь грабили народ
От зама управления до самых до высот…

Не верю я в люстрацию в моей стране чудес
Лишь смена декорации ворующих телес!

О славных местах
напишем мы оду,
Чтоб было понятно
Украины народу

Ведь в каждом названии
Населенного пункта
Есть доля призвания
У каждого первого фрукта.

Вот первый теснился
В Пуще-Водице,
Меж струйками лился
И в запустенье водился.

Беловежская Пуща
Его создала,
Под Киевом Пуща
Его приняла.

Петлять он так мог,
Что в дождь и ненастье
Ни капли в сапог
Не попали несчастья.

Все с гуся вода –
Отмазка стальная.
В речи сладость всегда:
Где бабло? – Я не знаю.

Как лис, он за рыбкой
Хвостиком машет,
За сладкой улыбкой
Оскал беса он прячет.

Всегда посредине,
Всегда на качелях,
Проплывет он на льдине,
Проползет на коленях.

Бласко, коррупция,
Обнищание страны,
Его проституции
Из космоса были видны.

Как в пущу дремучую
Запустил он страну:
Олигархи по-прежнему
Благодарны ему.

Все, что смог – развалил,
Но и больше – украл,
В Кончу-Заспу свалил
И тихо там спал.

Ведь в конченой Заспе
Сны так легки,
Там гуляют без маски,
И поют соловьи.

Второй тоже оттуда
Из конченой Заспы,
Но в пьяном угаре
Не такой уж петлястый.

Хотя больше украл
Для семьи и зятьев,
На народ он насрал
Для своих кумовьев.

И если тот первый
Без трупов петлял,
Этот кладбище вырыл
Почти с целый квартал.

Как в конченом сне
Пребывала страна,
И тут неожиданно:
А где голова?

Суетится все кинулись,
(Может бред я несу)
Но тело нашли
В Таращанском лесу.

И тут всю страну
Беспокоил вопрос:
А где голова?
И кто голову снес?

Он начал подпрыгивать:
«Это не я,
Это вражеских кланов
Большая семья».

Сходил с бодуна,
Холодильник открыл:
«Тут нет головы –
Я ж вам говорил».

Но каждую ночь
И ближе к утру
Говорит он все с ней,
Как будто в бреду.

Жена носит пилюли,
А чаще коньяк,
Но голова говорит:
«Ты Леня – маньяк».

«И будешь гореть ты
За это в аду,
И некому скинуть
Эту вину».

Народ всполошился,
Нет мочи терпеть,
На майдан он вломился
Под лозунгом «Геть».

Этот репу чесал
И памперс менял,
По-тихому пил
И власть передал.

«Бог шельму метит».
И третий пришел:
«Меня так травили:
Но я все же дошел».

В Безрадычах
Начала жить вся страна,
«Ци рукы не кралы»
До конца все сполна.

Не могли,
потому как бардак,
«Люби друзи» пришли,
В голове кавардак.

И мессией хотел
Потихоньку он стать,
Но бабло победило –
Стал по-крупному брать.

На кукан он поставил
Народ всей страны:
Олигархам все слил:
И надежды, мечты.

Своим бардаком
Он с Безрадыч рулил,
Либерально коррупцию
Он победил.

Так боролся он с ней,
Победил сам себя,
Поступил он как гей,
Стал противней бича.

Ведь предал всю веру,
Надежды людей,
Что может быть лучше
В Украине моей.

Воров к власти привел,
Объегорил страну.
А сколько возможностей
Отводилось ему?

И вот он опять
Собирается врать,
Чтоб лучшее место
Средь воров занять.

Четвертый наш бес
С межи горя он слез –
Горя народного,
Коррупции лес.

И уже не коррупции,
Она должна быть скрыта,
А, откровенно, концепция:
Власть от бандита.

Ну, коррупция тихо
Загребает бабло,
А здесь уж открыто:
Если нет, то в табло!

Вертикаль беспредела
(Забудь про суды)
И вихрь передела
Накрыл полстраны.

Весь бизнес нагнули,
Стоит он рачком,
С межи горя подули,
Закрутились волчком.

Прокуроры и судьи,
И прочая рать,
Как последнюю шкуру
С народа содрать,

Дерибанят открыто,
Относят ему,
И все шито-крыто:
Не молчишь – так в тюрьму.

Куда не пойди,
За что не спроси,
Везде все заносят
По «вертикальной» пути.

«Все будет Донбасс».
Но это все ложь,
Донбасс он ограбил
И в Межигорье все свез.

Донбасс уж весь нищий,
В рабов превращен,
Межа горя народного –
Налилась, и еще

Скоро станут за воздух
И за слово с нас драть,
Ведь холопам положено
Лишь работать и спать.

Но я, извините,
Задолбался молчать,
И я не живу –
Существую под стать.

Под стать трупу живому,
Как зомби, хожу.
И нет перспективы,
Лишь отдаться ножу.

И только напомнить
Ему я хочу
Династий тиранов,
Олигархов судьбу.

Их всех вырезают,
Как межа горя придет,
Никто не поможет,
Если кровь потечет.

Но ладно – все лирика.
Вот так мы живем
По названию сел,
Мы ослов здесь пасем!

Поцелую ручку я гаранту,
Встану на колени перед ним,
Сделаю гримасу деграданта
И прогнусь я до краев штанин,

Чтоб он видел всю любовь и радость,
Чтоб он чувствовал всю дрожь моих колен,
Чтоб он знал, какая это сладость –
Руку целовать вождю взамен.

Взамен грозного оскала,
Легкого шлепочка по щеке
И виляю хвостиком шакала,
И мурашки на моей спине…

Ведь он весь такой большой и сильный,
Умный, честный, мудрый, дорогой,
И, мне кажется, он очень сексапильный,
Особенно в рубашке голубой…

Весь в делах, в заботах о народе,
Весь в трудах не покладая рук,
И о каждой бабке в огороде
Ночью говорит он вслух…

Раздает команды и указы,
Нерадивых в челюсть он ногой.
Он спасет страну от всей заразы,
Человек он мой любимый, золотой.

Вот уж год за годом все светлее,
Веселее и легче нам жить.
«Покращення» – все хорошее,
От счастья не можем тужить.

Комбайнеры с радостною песней
И с его портретом на груди
Собирают хлеб, молотят, сеют,
Заграницу отправляют корабли…

А доярки крепким хватом
Доят в тазик молоко,
Потому что им приказано гарантом
Отрабатывать дотации бабло.

И пожарные в огонь и воду
Идут с его заветом в голове,
Победят все горести, невзгоды,
И не будет уж пожаров на земле.

Ну и врач с счастливою улыбкой
Вставит вам геморроидальную свечу,
Чтоб вы помнили страны ошибки,
Злобных попередныкив отдали вы бичу.

А шахтеры с гордою ухмылкой
Бьют стахановский рекорд,
А гарант им целую посылку
Сладостей отправит в Новый год.

Пусть сосут конфету-карамельку,
Пусть попробуют все сладость пастилы,
Ведь в забое классную копейку
Заработают они для всей страны.

Сталевары, слесари и инженеры,
Каменщики, плотники, друзья,
Покажите вы своим примером,
Ведь гаранта не любить нельзя.

И учитель в школе светлой,
Нежно хлопая детишек по спине,
Пальчиком покажет на портреты
И на красный лозунг на стене.

Спасибо нашему великому гаранту
За детства радость, родины успех,
За то, что он создал страну талантов,
За то, что солнце светит без помех.

И вот кругом все светятся, смеются,
С его портретом радостно идут
В стране великий кормчий улыбнулся,
И птицы трели сразу запоют.

Все видят его заботы теплоту и ласку,
И все его глубины мыслей и речей.
Он, только он, дарует людям сказку
И счастье жизни, понимание вещей.

Не спит, не ест – о людях все в заботах,
О каждом в мыслях пребывает он,
Чтоб каждый в радостных работах
В казну страны принес миллион.

И не домой, к себе в карман и детям,
Кумам, друзьям, – в бюджет он все несет.
И роскошь, китч – ничто на свете
От дел благих его не оторвет.

Министры, генералы, судьи, прокуроры –
Равняются все в чести на него,
А если кто и заклеймит себя позором.
Мечом он властным сразу поразит его.

И даже женщины в постели жаркой
На пике наслажденья от утех
В экстазе изгибаются баранкой
От мысли, что гарант им подарил такой успех.

Буквально все: от мала до велика,
Любой профессии, куда не посмотри
Поднимут руку за гаранта с криком:
Любимый вождь – веди нас впереди!

Я сыплю пепел на макушку,
Что раньше был не справедлив к нему.
Теперь же радостно, как мушка,
О нем хорошее я только все жужжу.

Жужжу я, правда, без штанишек,
Голодный, пьяный и больной.
Кормить возможно лишь его детишек,
Ну, а к своим я не ногой.

За водку и консервы банку
На погань эту будем мы пахать.
Пахать до ночи, а спозаранку
Мы снова станем прославлять.

Здесь все понятно – без упреков.
Воры сейчас сидят везде.
Страна рабов, страна ушлепков,
Но люди есть, поверьте мне.

И пусть ворье все помнит, знает,
Что вынесут его частями на руках,
Пусть тщательней историю читают:
Брехней правду не закрыть и в снах.

И будет новый стих писаться
На кухне ночью, с папироскою в руке,
Но будет он правдивей начинаться
Так, как и этот, но с продолжением в другой стезе…

Поцелую ручку я гаранту,
С холодильника достану я ее.
Вспомню я гримасу деграданта,
Ранее носившего ее…

Среди святых холмов Межигорья,
Отстроив дачку за распил,
Сидел, как кот из Лукоморья,
Витюша, полон благ и сил.

Он все старался для народа:
«Ведь мой народ – моя семья»
«Эй, покажите мне урода,
Что думает не так, как я».

Сбегая утром по пенечкам
Иль закаляя мощный торс,
Он думал, как же даст по почкам,
Уж если кто-то не донес.

А так легко тут просчитаться,
Ведь все воруют – нет уж сил.
И каждый хочет побрататься,
Лишь только б схему разрешил.

Своим я схемы разрешаю
Под должность или же проект.
Процент за это получаю
Немалый, знаю, спору нет.

А как же будет по-другому?
Ведь мой народ – моя семья,
Что ж власть отдать кому другому?
Так раздерибанят и меня.

Кругом волки снуют и рыщут,
Как оторвать кусок с семьи.
Но лишь пока от страха дрыщут
Мои друзья, друзья – враги.

Я, может, жить лишь начинаю,
Построил домик и уют,
Какого ж хрена, я не знаю,
Лохи мозги мне все клюют?

Жалеют даже унитаза.
Мол, золотой, невесть какой,
Усыпанный сваровски стразой,
Обвитый лентой нежно-голубой.

Ну да, а как я должен какать?
Ведь кушаю я очень хорошо,
И иногда так хочется поплакать,
Чтоб не мешало мне ничто.

Ведь у меня судьба – злодейка,
А я талантливый такой
Уж я то знаю, как копейка
Приносит доллар золотой.

И книги я пишу запоем,
И на гитаре я игрок.
Хоть сейчас сыграть аккордов трое
И спеть вам «Мурочку» бы смог.

Пусть говорю я неказисто,
Ну, забываю я слова,
С блатного русского на чистый
Украинский, – ну, пухнет голова.

Быть может, я пишу с ошибкой,
Но ведь умею ж я писать,
И букв смысл какой-то дикий
Не так легко и прочитать.

Ахматова и Чехов, Бабель –
То ж не чиновники мои.
Когда по-тихому я грабил,
Не помогали, как могли…

А ведь меня убить хотели
Не раз, не два, не три, не пять.
Яйцом кидали – не сумели,
Венком нарушили мне стать.

Я не забуду все обиды,
Баблом всегда возьму свое.
А кто расчешет мне «про вилы»,
На нары высадим – и все.

Суды, контора, прокуроры –
Все подо мной лежат в дерьме,
Кабмин и Рада – все готовы
Сосать, когда угодно мне.

Лишь «за бугром» – немного вони:
Мол, я не демократ,
Так это все ведь Юля гонит:
Ей только б мне насрать стократ.

А я сижу себе в Межигорье.
Ну, я не трогаю ее.
Она же себе сидит на зоне.
Вы верьте мне, ну е мое!

С ней разобрался суд «законный»
И разберется с ней еще.
А я, поверьте, парень скромный.
Ну как я выпущу ее?

Она начнет же так ломится
На все «покращення» мои.
Уж лучше тихо пусть гноится,
На нарах пусть считает дни.

А я поеду на охоту.
Люблю зверушек – прямо страсть!
Могу стрелять в них до икоты –
Вот где так чувствуется власть

Что может быть ее прекрасней?
Она – любимица моя.
И чем сильнее я и властней,
Тем крепче «пися» у меня.

Хотя давно, по-стариковски
Воспоминаньем я живу,
И с наваждением бесовским
К попам я чаще все хожу…

На старость лет я бога вспомнил –
Грехов моих-то мне не счесть.
А патриарх мне напомнил,
за рюмкой водки: выход есть!

Куплю себе у них прощение,
Распродают его не в грош.
Афон и Лавра во мгновенье
С лица мне маску снимут – ложь.

И буду я белее снега,
Мудрее Леонида Ильича,
И сабля самого архистратига
Побьет грехи мои с плеча

Я вождь великого народа.
Ведь мой народ – моя семья.
И срать хотел я на уродов,
На всю страну – лишь только я!

И пусть воняет мой завистник,
Ведь Каин этот Морозюк.
Поверьте, – он не буревестник,
Повесьте вы его на крюк.

Украина – бутафория,
Страна иллюзий,
Страна лицемерия
И иногда конфузий.

Здесь с каждой минутой
Ложь процветает,
Все лучше становится,
Но кто это знает?

Знает гарант,
Прокурор и судья,
А также большая
Олигархов семья.

Им всем дерибан
Глубоко по душе
И кэш-чистоган
Отмывают уже.

Из Кипра идут
Инвесторы к нам.
Бюджет всего Кипра
Заходит хохлам.

Без взяток у нас
Никуда не зайти.
Мы взятки даем
И берем по пути.

Мы все в них увязли,
Куда не пойди.
И в сюрре погрязли,
Пойди-разбери.

Решаем вопросы,
Жирные темы,
Откатов проценты,
Бюджетные схемы.

Все мутим и мутим:
Ну где б что украсть.
Такой сюрр закрутим,
Ликует вся власть.

Сладко ей сделать
воров из людей.
воров из людей –
Для наживы своей.

Ведь львиную долю
Наверх мы заносим,
Они все пакуют,
А мы все приносим.

И вот уж за год
У нас впопыхах
Из Енакиево вышел
Очередной олигарх.

Сюрреализм все крепчает,
Маразм достает,
А мы все мечтаем:
«Авось пронесет».

По ящику смотришь,
Откровенно все врут,
У власти все сладко,
А люди все мрут.

И новости смотрим
Из разряда странности,
Как будто живем
Не в нашей реальности.

Все плохо у них там –
У нас хорошо.
Вот небыль случилась,
Поржите еще.

И тюхают нам
Примитив и джинсу,
Чтоб лучше доилось,
Поешьте попсу.

И каждый министр
План выполняет
По заносу бабла,
И каждый все знает.

Но лица у нас
У всех кирпичом,
С коррупцией боремся
Мы горячо.

Украина – бутафория,
Страна иллюзий,
Страна лицемерия
И иногда конфузий.

Вот подались в депутаты
Все воры и ренегаты,
Ведь и так уже богаты,
Всю ж страну снесли в откаты.

Распилили, разокрали,
Ни хрена вы не создали,
Языком своим болтали,
И народу сладко врали.

И все мало вам и мало,
Все пихаете в хлебало,
Как в бюджет засунуть жало,
Чтоб еще вам слаще стало.

И потом, чтобы никто
Вас не трогал ни за что:
Ни за жопу, ни за яйца,
Ни отрезали бы пальцы

И в тюрьму не посадили,
Чтобы очень вас любили,
Чтобы вас боготворили
И башку не проломили.

Все, от мала до велика,
Любят вас до пука, ика
И в объятиях бы сжали
Так, чтоб кости затрещали.

Вы артисты хоть куда
Лицемерного труда,
И верховна ваша зрада
Лишь клоака казнокрада.

Ваши выборы – все ложь,
Как там выбрать не поймешь,
Все рулит админресурс –
Технологий новых курс.

Армия, менты, тюрьма
Миллион им принесла.
Миллион еще чинуш –
Вот уж два наивных душ.

«Разделяй и властвуй»,
Ну и дальше царствуй.
Старый принцип власти –
Разделять на части.

Вот язык чуть разделил,
Взгляд в историю позлил,
Как же будут «бандерлоги»
С «угрофинном» жить в берлоге?

И на этой почве:
Три миллиона вбросьте,
Плюс оппозиция слаба:
В тюрьме лежит их голова.

Да и оппозиция
Все больше как-то фикция:
Нет единства у нее,
Лишь единит бабло ее.

Ведь народ то очень злой
На этот воровской застой,
Но после всех разводов
У Юли пять миллионов.

Хотя, миллион у Юли
технично потянули,
«вперед» Наташа, пчеловод
И тот, кого нагнули.

Боксер – идет
На перспективу:
За пару лет – бабло,
Или получит круче ксиву.

Свободных радикалов
И Петиных вассалов
На шоу будут звать везде,
Чтобы держать народ в узде.

Мол, посмотрите люди:
Здесь два шага до пули,
До крови, до убийства,
Уж лучше пусть воров семейства…

А по мажорным округам
Бабло, развод и прочий хлам,
Полсотни тушек тут лежит
И о кормушке все визжит.

Вот коалиция у нас
Под Витю ляжет напоказ,
И будет избирать его
Верховной зрады большинство.

И при таком раскладе
Все воры в шоколаде.
Здравствуй, средние века,
Рабство, голод, нищета…

Депутаты все – бояре,
Под царя они фиглярят,
Ну а мы все – смерды,
Ведь правят людоеды!

Я – маргинал, мне страшно даже,
Что жизнь летит мимо меня
Как грустно мне было понять однажды
Что миром правит ложь и тля.

Во лжи погрязло все на свете
И черный – белым назовут
С глазами чистыми, как дети,
Потащат тихо с нар на суд

За власть и деньги, роскошь, похоть
С улыбкой светлой на лице
В прайм-тайм с экрана будут охать
Как жизнь улучшить мне в конце

Куда пойти, куда податься
Мне все расскажут, объяснят
Лишь только б в стойле не бодался
Когда обстричь меня хотят

Но я не верю, ни на йоту
Сплошная ложь, одна брехня
Все разувают нас босоту
Без дерибана нет ни дня

С утра до ночи все склоняют
И оппозиция и власть
Баблом карманы набивают
Шныряют тихо: где б украсть?

И только лишь когда мешают
Друг другу тихо воровать
Скандалы в прессе поднимают
Смотрите, грабят вашу мать!

А остальное – оперетты
Язык, культура, с кем, где спать
Европа, русские клевреты
Народу голову б занять

А лучше головы чтоб били
Несильно, так, для красоты
Смотрите мол, не могут в мире
Чтоб не поцапаться хохлы

Донбасс и Львов, язык и «мова»
«Совки» не могут с «рагулем»
Но тем, кто сверху, лишь бы долю!
Мы все равно свое сопрем!

Я маргинал и я не верю
В любой прогресс, не может быть.
Пока коррупция жирея
Продолжит дальше все рулить.